Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

цветок

Оказывается...

Оказывается, книгу "Робинзон Крузо" мы читаем в переводе Корнея Чуковского, а он довольно сильно подправил оригинал.

Робинзон видит севший на мель корабль, раздевается и отправляется к нему вплавь. Попав в трюм, он (голый!) набивает карманы сухарями. В англоязычном мире карманы Робинзона давно стали мемом. У нас – нет, потому что большинство россиян знают роман только в пересказе Чуковского, а он далёк от оригинала. Дедушка Корней отцензурировал чужую книгу. Он вычистил из текста вредные для советских детей упоминания о Боге. Ну вот, к примеру, сравните. Дореволюционный перевод Марии Шишмарёвой: «Очутившись на земле (после кораблекрушения), возблагодарил Бога за спасение моей жизни, я ходил по берегу, воздевал руки к небу». Пересказ Чуковского: «Я стал бегать и прыгать, я размахивал руками, я даже пел и плясал». Сильно цензурированы разговоры Робинзона и Пятницы о религии, а отец Робинзона, добрый и любящий, в интерпретации Чуковского стал более жёстким и холодным, чтобы затушевать притчу о возвращении блудного сына.

Карманы же голого Робинзона Чуковский просто убрал. Раз он исправил мировоззрение персонажа, что стоит поправить логическую ошибку автора. Сравним. Перевод Шишмарёвой: «Раздевшись (так как день был нестерпимо жаркий), я вошёл в воду <…> а так как меня мучил голод, то я отправился в кладовую, набил карманы сухарями и ел их на ходу, чтобы не терять время». А вот как у Чуковского: «Раздевшись, я вошёл в воду и поплыл. <…> А так как меня мучил голод, то первым делом пошёл в кладовую, набрал сухарей и, продолжая осмотр корабля, ел на ходу, чтобы не потерять времени».

Отсюда: https://zen.yandex.ru/media/id/5d63f3ef027a1500ad1d8bcd/liapy-klassikov-10-oshibok-mirovoi-literatury-5d6cd19c8600e100ae995053

цветок

Воспоминания о...

В эти дни все вспоминают незлым тихим словом Прилепина. Вставлю и я свои три копейки.
Итак, воспоминания о Ленине! ой, тьфу ты,  Прилепине.

Была я когда-то на встрече читателей с ДНРовскими писателями. Там я увидела и Прилепина, и Ревякину, и других писателей, фамилии которых мне ни о чем не сказали. Прилепин произвел наибольшее впечатление. На писателя он совсем не походил. Да, собственною, никакой он не писатель. "Хотел писать, но труд упорный ему был чужд..." Как-то так. Если заглянем в Википедию, то увидим, что он и продюссер, и телеведущий, и актер, и рэп-исполнитель.

Сам он показался мне человеком прекрасно понимающим свои цели. И цели эти отнюдь не совпадают с целями движения "Новороссия". Языкатый, самоуверенный, какой-то нездешний. Что ему Новороссия? Одна из ступенек, а может, один из эпизодов жизни. А пламенные новороссийцы, оказывается, поверили ему, понапридумывали черт знает чего, а теперь жутко разочарованы.
цветок

(no subject)

Дойдя до края озверения,
в минутной вспышке озарения,
последний шанс у населения –
спастись путём переселения.

***

Я живу в ожидании краха,
унижений и новых утрат.
Я, рождённый в империи страха,
даже празднествам светлым не рад.
Всё кончается на полуслове
раз, наверное, сорок на дню...
Я, рождённый в империи крови,
и своей-то уже не ценю.


Булат Окуджава


П.С. Найдено на просторах интернета, а именно в этом блоге: https://petr195912.livejournal.com/
цветок

Володька

Оказывается, за донецкого поэта Владимира Сосюру до сих пор борются 2 непримиримых лагеря: сталинский и националистический. Вот цитатко:

...К сожалению, творчество этого талантливого лирика сегодня «приватизировали» украинские националисты, выкинувшие из наследия поэта огромное количество стихов, посвященных Коммунистической партии и лично товарищу Сталину. Зато в обязательную программу школ постсоветской Украины входит стихотворение «Любить Украину!», из-за которого сейчас коммунист, лауреат Сталинской премии, кавалер ордена Ленина Владимир Сосюра воспринимается как националист.  

Вы жалеете, что из творчества донецкого поэта выкинули стихи, посвященные лично товарищу Сталину?  Я - так очень.
цветок

Внезапно

Михаил Пляцковский, автор "От улыбки хмурый день светлей" и "Вместе весело шагать по просторам", оказывается, наш земляк.

«Сразу в сердце радости
                        прибавится,
Лишь увижу юности края,
Краснодон, Макеевка,
                        Дебальцево -
Родина шахтерская моя.
На рассвете дымка
                           розоватая
Чуть дрожит на зеркале
                                 пруда.
Краматорск, Донецк,
                     Ясиноватая -
Для меня родные города.
С детства мы знакомы
                    очень коротко,
Земляки с тобою мы,
                             Донбасс!
Углегорск, Енакиево, Горловка
Мне ночами снятся
                           и сейчас».
цветок

Стишок

Нашла у Митрича классний стишок-порошок:

мы покорённому народу
решили скармливать попкорн
с попкорном он гораздо больше
покорн
цветок

Анна Ревякина. Стихотворения о войне

Здесь так тихо, что слышно часы и вены,
как в замочной скважине ключ говорит: Пожалуйста!
Когда мой отец после крайней тяжёлой смены
не целует меня с порога, но и не жалуется
на кромешную тьму подземелий и пыль, что въелась
в его пальцы, лицо, одежду и даже в голос.
Это смелость, любовь моя, просто мужская смелость,
неразменная и не разменянная. Наш полюс
на краю земли – просто кряж, что горюч и чёрен.
Чёрно-белые зимы, как старые киноленты.
Этот край свободен, и он в тех, кто его достоин,
он впитался навечно в тело твоё пигментом,
когда в самую малую щель проникали недра
нашей страшной земли, – изрытой да истощённой.
Здесь так тихо, что истошно пятится суеверный
и дрожащей рукою крестишься ты, крещёный.
В эту землю вложили душу, подняли в гору,
эту землю явили миру, как символ ада,
и на ней построили пыльный суровый город.
В этом городе редко случаются звездопады,
чаще ливни, и ливни эти с больным пристрастьем
всё ведут допросы – кто праведен, кто виновен.
Этот город меня ощущает своею частью,
и я счастлива быть его городским бетоном,
мостовой и стеной разрушенной, речкой в камне.
Моё сердце здесь – расхристанное, живое,
оно стало памятью у подножия памятника
неизвестному, но отчаянному Герою.
 2015г

Наши степи гуманитарные,
наши улицы вне закона.
Выходи, поиграем в Нарнию,
выходи, поиграем в зону.
Потанцуем, пройдёмся под руку,
сумасшедшие – божевильные.
Нам и врозь не бывает холодно,
в рукавах у нас связь мобильная.
Март – разлапистый, разухабистый,
раздражённый и разрежённый.
Мне с тобой бы бродить до старости
в нашем марте вооружённом.
Мне с тобою играть бы в крестики,
нет, не в крестики, лучше – в нолики.
Мне бы малость твоей чудесности,
мне бы крайность твоей риторики.
Наши степи никем не признанны,
наши улицы артобстреляны.
Нас дурачат из телевизора:
то мы разные, то мы целые,
то мы чёрные, то мы белые.